Home » Новости » Доклад В.В.Мокробородова на конференции в Музее Востока

Доклад В.В.Мокробородова на конференции в Музее Востока

В.В. Мокробородов
г. Москва, РФ

Некоторые результаты последних исследований памятников

«ахеменидского» периода на юге Узбекистана

gminv

После определенного снижения интенсивности археологического изучения Средней Азии в 90-х годах XX века, оно было возобновлено на новом уровне и в еще больших, чем ранее, масштабах. Не стали исключением и исследования объектов одного из таких значимых периодов в среднеазиатской истории, как времени ее вхождения в состав Ахеменидской державы. Недавние раскопки объектов данного периода в Согде, Хорезме и др. регионах позволили во многом по новому взглянуть на ряд вопросов археологии и истории Средней Азии этого времени.

Территория современной Сурхандарьинской области Узбекистана отличается, пожалуй, наибольшей концентрацией объектов середины I тысячелетия до н.э. из указанных выше зон региона. Естественно, исследования в данном направлении были возобновлены и здесь. За исключением работ Узбекско-Чешской экспедиции на Джандавляттепа (Abdullaev, Stancho, 2011), выявления ряда памятников интересующего нас времени в ходе разведок (Страйд, Сверчков, 2004) и, отчасти, работ празднующей свой юбилей Среднеазиатской археологической экспедиции ГМВ на Дабилькургане (Болелов, 2004), на протяжении последних 10 лет исследования объектов «ахеменидского» периода на указанной территории проводились при участии автора этих строк. Краткому обзору результатов этих изысканий и посвящен наш доклад.
Исследования 2005–2006 гг. на поселении Шортепа, отождествлявшимся Э.В. Ртвеладзе с упомянутой в письменных источниках крепостью, мимо которой прошло войско Александра Македонского в ходе его среднеазиатской кампании (Ртвеладзе, 2000), выявили 4-хметровую свиту культурных слоев без архитектурных остатков. Анализ полученного при раскопках материала позволил подтвердить предлагавшуюся ранее датировку этого объекта V–IV вв. до н.э. (Мокробородов, 2006).
Раскопки группы памятников эпохи раннего железа в Бандыхане уже получили достаточное отражение в печати (Сверчков, Бороффка, 2007; Мокробородов, 2010 и др.). Здесь были исследована крепость «позднеахеменидского» времени Бектепа (Бандыхан II), возведенная на месте поселения периода Яз II и полностью раскопано синхронное крепости монументальное здание Киндыктепа, где был открыт колонный зал с алтарем огня и П-образным подиумом, в обводе коридоров. В одном из отрезков обводного коридора зафиксирован оригинальный лабиринт ям с различным заполнением. На основании ряда аналогий и близости выявленной ситуации данным письменных и этнографических источников, Киндыктепа был интерпретирован как ранний храм огня, построенный по основным зороастрийским канонам. Раскопки этих объектов не только проиллюстрировали комплекс духовных воззрений того времени, но и приблизили нас к пониманию структуры укрепленного поселения исследуемой эпохи. Анализ материалов из шурфа на близлежащем памятнике – Газимуллатепа с его несколько отличным от прочих керамическим комплексом позволил типологически подразделить керамику периода на раннюю и позднюю.
Начатые в 2010 г. Узбекско-американской экспедицией работы на Кизылтепа – крупнейшем памятнике региона для середины I тысячелетия до н.э., позволили скорректировать предложенную ранее датировку памятника и сузить ее до VI–IV вв. до н.э. В ходе работ выявлена оригинальная архитектурно-планировочной структура цитадели и пр. (Сверчков, У Син, Бороффка, 2013). Кроме того, при раскопках был получен крайне интересный керамический комплекс конца IV в. до н.э., ныне находящийся в стадии обработки.
В 2013 г. было завершено детальное обследование округи Кизылтепа. В частности, был обнаружен ранее неизвестный памятник Хоштепа (в 3 км к западу от Кизылтепа), разведочные раскопки которого дали материал VI–IV вв. до н.э. Однако наиболее интересные результаты были получены на площадях, на которых, согласно предыдущему исследователю этой зоны, располагалось более десяти укрепленных сельских усадеб, аналогичных полностью раскопанному в 1970-х гг. объекту Кизылча 6 (Сагдуллаев, 1987 и др). На этой территории, спланированной под хлопковые поля еще в начале 1960-х гг. (см. космоснимки Corona), т.е. до исследований А.С. Сагдуллаева, выявлены скопления керамики на площади более 12 га. В подъемном материале, так же, как и на центральном памятнике, отсутствует керамика ранее VI в. до н.э. Таким образом, за исключением раскопанной усадьбы Кизылча 6 (ныне не сохранившейся), несоответствующего по размерам небольшой усадьбе всхолмления на месте Кизылча 1, и, возможно, небольшого тепа на месте Кизылча 4, выявить какие-либо признаки отдельных объектов или какой-либо застройки не представляется возможным. Известно, что в неукрепленной («пригородной») части поселения Кизылтепа, на площади более 5 га, «…за пределами юго-восточной стены, отмечены остатки заглубленных в землю жилищ каркасного типа» (Пугаченкова, Ртвеладзе, 1990, с. 28). Весьма вероятно, что в обследованной нами зоне до распашки имела место идентичная ситуация.
Обобщая известные сведения, мы получаем следующую планиграфическую картину в районе Кизылтепа. Ядром поселения является мощная двухчастная цитадель. Внешние стены Кизылтепа окружают территорию, на которой для «ахеменидского» периода сплошная застройка отсутствует, архитектурные остатки концентрируются по внутреннему периметру стен. К востоку, юго-востоку и северо-востоку от укрепленного центра располагалась основная часть поселения, состоящая из массы небольших жилищ, возможно даже каркасных построек. В ближайшей округе также находятся две группы компактно расположенных монументальных строений. Дополняют картину тяготеющие к Кизылтепа поселения невыясненного типа на берегу озера Ахаткуль и Хоштепа. По многим параметрам близка описанной ситуация, выявленная в Бандыхане, возможно, в округе Талашкантепа I и в районе Кучуктепа. Эти данные, на наш взгляд, способны несколько изменить представления о структуре крупных центров ахеменидского времени в северной Бактрии.
Проводившиеся одновременно с исследованием зоны Кизылтепа тематические разведки на ряде синхронных этому памятнику сурхандарьинских объектах позволили на основании сравнительного анализа комплексов определить время окончательного разрушения Бандыхансайтепа. Также в ходе разведок зафиксировано отсутствие керамики ахеменидского времени на известных к сегодняшнему дню памятниках в районе кишлака Вахшувар; в научный оборот введены материалы Обиширтепа (Мокробородов, У Син, 2014).
В данном кратком обзоре опущены многие детали, однако и из него следует, что возобновление исследований даже на достаточно изученных территориях, как в случае с Кизилтепа, при условии скрупулезного подхода к узловым вопросам вкупе с широким использованием всего накопленного ранее массива сведений способно скорректировать устоявшиеся представления о многих проблемных темах среднеазиатской археологии.

Библиография:
Болелов, 2004 – Болелов С.Б. Работы Тохаристанской экспедиции в Северной Бактрии (Республика Узбекистан) // Археологические открытия 2003 года. М., 2004, с. 500-502.
Мокробородов, 2006 – Мокробородов В.В. Стратиграфические исследования Шортепа // Материалы ТАЭ. Вып. 5. Археологические исследования Кампыртепа и Шортепа. Ташкент, 2006, с. 13-20.
Мокробородов, 2010 – Мокробородов В.В. Раскопки памятников середины I тысячелетия до н.э. в Бандыхане // Традиции древней и средневековой городской культуры Средней Азии. Ташкент, 2010, с. 105-112.
Мокробородов, 2014 – Мокробородов В.В., У Син О разведочных работах Узбекистано-американской экспедиции в Сурхандарьинской области // Археология Узбекистана. № 1 (8). Самарканд, 2014, с. 88-97.
Пугаченкова, Ртвеладзе, 1990 – Пугаченкова Г.А., Ртвеладзе Э.В. Северная Бактрия – Тохаристан. Древность и средневековье. Ташкент, 1990.
Ртвеладзе, 2001 – Ртвеладзе Э.В. Древнебактрийская крепость Шортепа на Оксе // Археологические исследования в Узбекистане – 2000 г. Самарканд, 2001, с. 122-129.
Сагдуллаев, 1987 – Сагдуллаев А.С. Усадьбы древней Бактрии. Ташкент, 1987.
Сверчков, Бороффка, 2007 – Сверчков Л.М., Бороффка Н. Археологические исследования в Бандыхане в 2005 г. // Труды Байсунской научной экспедиции. Археология, история и этнография. Вып. 3. Ташкент, 2007, с. 97-132.
Сверчков, У Син, Бороффка, 2013 – Сверчков Л.М., У Син, Бороффка Н. Городище Кизылтепа (VI–IV вв. до н.э.): Новые данные // Scripta Antiqua. Том третий. М., 2013, с. 31-74.
Страйд, Сверчков, 2004 – Страйд С., Сверчков Л. Памятники эпохи бронзы и раннего железа возле Денау // Transoxiana. История и культура. Ташкент, 2004, с. 94-99.
Abdullaev, Stancho, 2011 – Abdullaev K., Stancho L. Jandavlattepa. The excavation report for seasons 2002–2006. Vol. 1. Prague, 2011.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


8 × = шестьдесят четыре

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>