Home » Научные организации, Новости » Отдел классической археологии ИА РАН (доклады)

Отдел классической археологии ИА РАН (доклады)

После новогодних каникул возобновилась работа в Отделе классической археологии Института археологии РАН. Предусматривается серия докладов с периодичностью раз в неделю. Доклады будут читаться как сотрудниками Отдела, так и приглашенными гостями из разных научных организаций. Тематика докладов отражает хоть и разные регионы — Причерноморье и Среднюю Азию, однако лежит в одних хронологических рамках античного периода. Особая перекличка в исторических процессах этих двух регионов относится к эпохе эллинизма. Поэтому мы считаем уместным отражать в рамках нашего сайта работу Отдела классической археологии целостно. Начинает серию докладов — гость из Краснодара — Иванов Алексей Владимирович из «Южно–Российского центра археологических исследований». DSC_0171   Слайд1 Слайд2 Слайд3 Слайд5 Слайд4 Слайд7 Слайд6 Слайд8 Слайд9 Слайд11 Слайд10 Слайд13 Слайд12 Слайд14 В течение последних пяти лет на территории Краснодарского края были развернуты и реализованы масштабные охранно-спасательные археологические исследования в зоне строительства новостроичных объектов. За указанный период силами «Южно–Российский центр археологических исследований»  на территориях г.к. Анапа, а также Крымского, Абинского, Тимашевского и Темрюкского районов Краснодарского края исследовано более 20 памятников археологии. Основные объемы работ пришлись на западную, Закубанскую часть региона, территорию – крайне насыщенную памятниками различных эпох. В данном конкретном случае речь пойдет о погребальном памятнике, исследованном в Анапском районе. Территория района всегда привлекала ар­хеологов, но, несмотря на большое число экспедиций рабо­тавших здесь изучена она не равномерно. Это вызвано большей частью  традиционным интересом к ярким памятникам античной эпохи, например Горгиппия, Семибратнее городище и курганы, из недавно открытых объектов, конечно же следует отметить Вистник. С рядовыми объектами дело обстоит несколько хуже, хотя стоит отметить комплексное изучение древностей по­луострова Абрау, и варварских некрополей побережья. Между тем с обозначенной территорией связано много проблемных вопросов. Среди них выделение из об­щего варварского массива и локализация синдов и других племен перечисленных в эпиграфических источниках, и вопросы, связанные с процессом движения Боспора на вос­ток и так далее.  И это только по одной из эпох. Эпоха бронзы в этом регионе практически не изучена, средневе­ковье, особенно позднее находится в таком же состоянии. В этой связи новые материалы раскопок могут существенно расширить наше знание о истории региона. Курганный могильник «Розы Люксембург 1» распо­ложен к югу от х. Розы Люксембург, в г.-к. Анапа, Крас­нодарского края (рис. 2). Состоит из 5 насыпей, вытя­нутых цепочкой по водораздельному гребню по линии ЮЗ–СВ. Высота и размеры, как и состояние курганов мо­гильника различны. Они практически все сильно распа­ханы, некоторые на поле отмечены лишь более светлыми, по отношению к прилегающей поверхности, пятнами.  На двух восточных, более крупных и самых высоких на мо­гильнике курганах, при их визуальном обследовании, был обнаружен рваный местный камень, который был выпахан из курганов, и  возможно, является остатками погребальных сооружений, сильно разрушенных плантажем. В сезон 2011 г. Краснодарским археологическим отрядом «Южно–Российский центр археологических исследований» было проведено исследование на кургане № 2 курганного могильника «Розы Люксембург 1». Высота курганной насыпи составляла 0,40 м от уровня современной днев­ной поверхности. Курган был насы­пан в два приема и состоял из двух насы­пей. Первая насыпь сооружена в эпоху бронзы, второй был перекрыт каменный склеп античной эпохи. В результате раскопок кургана было исследовано 18 археологических комплексов: 12 погре­бений и 6 археологических объектов. Комплексы эпохе бронзы мы оставляем за рамками доклада, лишь отметим, что они организуют несколько обрядовых групп, и хронологических горизонтов, от раннего этапа средней бронзы до эпохи поздней бронзы. Наибольший интерес представляет каменный склеп и его обрядово-поминальный комплекс. Склеп был впущен в центральную часть кургана эпохи бронзы и установлен на материке. Исследовался в несколько уровней. Как по­казал верхний уровень зачистки склеп имел прямоугольную вытянутую форму, и делился на четыре основные части: вход заваленный большими пло­скими кам­нями лежащими без особого порядка, ко­роткий  широкий дромос, вход в погребальную камеру и погребальная камера. Внутри все пространство склепа было заполнено мелким и крупным рваным ракушечни­ком –  ос­татки перекрытия. Однако никаких архитек­турных деталей, позволяющих, что-либо сказать о конструкции перекрытия, об­наружено не было. В дромосе был расчищен крупный камень, кото­рый, видимо, запирал вход в погребальную камеру. После фиксации Верхнего уровня был разо­бран каменный завал над вхо­дом в дромос. Под сплошным каменным завалам был обнаружен ак­куратно уло­женный каменный заклад входа в дромос. У входа в дро­мос была расчищена небольшая пло­щадка  раз­мерами со следами прокаленного грунта. На ней без особого порядка распо­лагались обожжен­ные до розового цвета рваные камни ракушечника. После полной фиксации внутри склепа была произведена выборка остав­шегося заполнения грунта и камней, до уровня пола склепе. Склеп, неправильной пря­моугольной формы, длинной осью ориентирован по линии ЮЗЗ-СВВ. Вход в склеп распола­гался в западной стене, его ши­рина 1,45 м, сохранившаяся вы­сота 0,84 м. Был образован двумя небольшими вертикаль­ными прямоугольными плитами, стоявшие перпендикулярно, т-образно к юж­ной и северной стенам дромоса. Плиты стояли на двух обработанных плитах фунда­мента склепа.  С наружной стороны их подпирали горизонтальные плитки, обра­зуя небольшие полочки перед входом в дромос. Дромос корот­кий и широкий, в плане прямоугольный, имел длину  1,45 м, ширину – 1,85 м. Северная и южная стены дромоса образованны невысокими мас­сивными сплошными прямо­угольными плитами, слегка на­кло­ненными во внутрь дромоса. Каждая плита стояла на двух обработанных мас­сивных бло­ках-фундаментах. Общая линия дромоса немного сме­щена на Юг от общей линии склепа. Пол дромоса не ровный, был покрыт из­вестняковым раствором, тол­щиной до 1 см. Стены дромоса упирались на два перпендикулярно уложенные общей ли­нии склепа пря­моугольных, хорошо обработанных блока.. Блоки имели пазы до 7 см глуби­ной куда входили восточ­ными торцами южная и северная плиты стен дро­моса. Блоки стояли на двух массивных прямоугольных обработанных горизон­тально уложенных пли­тах-фундаментах.  Расстояние между блоками – 1,40 м. Они обра­зовывали вход в погребальную камеру склепа. Погребальная камера в плане пря­мо­угольной формы, в длину – 3,07 м, в ширину – 2,25 м. Восточная стенка образована массивной сплошной пря­моугольной плитой, которая стояла на двух обработанных массивных блоках-фундаментах. Северная и южная стены камеры состояли из двух плит, стоящих на трех обрабо­танных массивных блоках-фундаментах. Пол камеры ровный, был покрыт из­вестняковым раствором толщиной до 1 см. В центре камеры располагалось подовальной формы небольшое диаметром 0,5 м  пятно со следами прокала грунта. По периметру стены склепа были обложены необрабо­танным камнем, различного размера, большая часть из которых имела плоскую форму. Местами четко прослежи­валась кладка в несколько рядов сухим спосо­бом, местами камни располага­лись хаотично. По всей вероятности, камни были выложены с целью укреп­ления вертикально стоящих плит основной конструк­ции склепа. Склеп был ограблен практически полностью, между тем то, что оставили грабители, а это: костяная и серебряная ворворка, наконечники стрел порядка 600 все железные втульчатые трехлопастные и порядка 20 костяных, подтоки, ножи, фрагменты железных чешуек панциря, костяные планки, железные гвозди, золо­той листок с погребального венка, говорят в пользу того, что инвентарь был не только разнообразен но и богат.  Вещи были раскиданы по периметру склепа, однако стрелы в основной своей массе были сосредоточенны в дромосе, что дает основание считать, что именно там и располагался, горит или гориты. К югу от склепа располагались четыре объекта, которые представляли собой обря­дово-поминальный  комплекс, связанный со склепом. Об этом говорит не только стратиграфия и расположение объектов в кургане, но и логика их сооружения. Объекты располагались полукольцом, как бы огибая склеп с юга. На юг был ориентирован и двухступенчатый алтарь (объект № 10). Интересно отметить, что ступенчатые «жертвенники» были найдены совсем не далеко, всего в нескольких километрах от кургана, на Семибратнем городище (Лабрис), а ана­логичный двухступенчатый алтарь на городище  был воздвигнут в пределах те­меноса сооруженного в первой половине III в. до н.э. (Горончаровский В.А., 2010, с. 55).  Судя по всему, с ал­тарем связан керамический бой из Объекта № 12. Он яв­ляется сбросом по­суды после совершения ритуальных действий на алтаре.  Боль­шинство фрагментов сосудов, среди которых присутствуют части чернолаковых рыбных блюд, киликов, лекифов и канфаров относятся к рубежу IV-III вв. до н.э. – началу III в. до н.э. По всей видимости, и Объект № 13 так же вы­полнял функции жертвенника. Объект № 7 находился всего в нескольких метрах от входа в склеп. Его по­минальный характер определяет эсхара –  установленная устьем вниз верхняя часть амфоры, и не исключено, что и остальные амфоры, которые так же целыми имеют только верхние части, могли выполнять ту же функцию. Амфора[1]  № 1 – Синопа, вариант II-С (по С.Ю. Монахову) и может быть отне­сена к концу IV в. до н.э. – началу III в. до н.э. [2] Амфора № 2 – Синопа, клеймо Астином Борий I [ΒΟΡΥΟΣ]| АΣΤΥΝΟ[ΜΟΥ]| [ΦΙ]ΛΟΚΡАΤ[ΟΥΣ] – 90-е – 80-е гг. III в. до н.э. (Garlan Y., 2004, Cat. 186).  Подобное клеймо известно так же среди материалов послед­ней трети IV – начала III вв. до н.э. из насыпи кургана Чертомлык (Алексеев А.Ю., Мурзин В.Ю., Ролле Р., 1991, с. 147). Амфора №3 – неустановленного средиземноморский дорийский центр (быв­ший «Боспор», бывший «ранний Херсонес»). Середина – третья четверть IV в. до н.э. (Монахов С.Ю., Кузнецова Е.В., 2009, Таб. 4-4; 6-6). Если же приводить аналогии каменному склепу, то на Азиатском Боспоре их найдется не много, нежели на его Европейской части, где традиция возведения склепов была распространена в значительно большей степени [3]. Кроме элитных античных под­курган­ных комплексов Тамани и Анапы, с которыми вряд ли можно сравнить  описываемый нами склеп, подобные каменные конструкции при сооруже­нии погребений были встречены в памятниках IV в. до н.э. –  в кургане Ка­рагодеуашх (Анфимов Н.В., 1987, с. 130) и в третьем и седьмом Семибратних курганах рубежа V-IV вв. до н.э. (Горончаровский В.А., 2011, с. 87-88). Их территори­альная близость к кургану № 2 «Розы Люксембург 1», позволяет привести их в качестве аналогий, и на их при­мере рассмотреть варианты оформления склепа до ограбления. Показательно, что ни в Карагодеуашх ни в Семибратних курганах перекрытия  не представляли собой серьезных конструкций, а гробницы были перекрыты деревом[4] с каменной наброской либо сплошными плитами. В нашем случае, за неимением архитектурных деталей, которые можно было внятно сопоставить с конструктивными особенностями перекрытия, говорить о том, как выглядела эта деталь склепа можно лишь предположительно. И все же наличие большого числа битого камня – факт не в пользу плиточного перекрытия, так как мы не видим причины, по которой грабителям понадобилось сплошные плиты перемолоть в «щебенку».  В противном случае торцовые части плит  должны были остаться. В этой связи наиболее предпочтительно выглядит версия о том, что потолок склепа состоял из бревен, сверху заваленных камнями, аналогично перекрытию гробницы из кургана  Ка­рагодеуашх. Однако дерево в заполнение склепа зафиксировано не было. Это не выглядит странным, если учесть многократное ограбление склепа. Следует так же обмолвиться и об агрессивность кубанских почв, которые являются причиной практически полного отсутствия дерева на  памятниках региона. Как и в нашем случае пол гробницы обнаруженной в  кургане Ка­рагодеуашх,  был покрыт известью, что так же сближает эти два объекта. Предположим, что над сооружениями работали если и не одни и те же мастера, то как минимум носители строительной традиции в сооружение подобных погребальных конструкций. Косвенно это подтверждает и хронологическая близость комплексов. Дата каменной гробницы кургана Ка­рагодеуашх – 340 – 320 гг. до н.э. (Вахтина М.Ю., 1999, с. 205-207; 2009, с. 39). Материал из склепа кургана «Розы Луксембург 1»  в «качественном» весьма ограничен, и не может дать узкую дату комплекса. Так наконечники стрел, которые составили основную массу находок, типичны и их облик, даже с применением к ним нескольких, типологических схем особого результата не принес – данных облик бытовал довольно продолжительное время – IV-III вв. до н.э.  Ворворки, как и ручка красноглиняной пелики, подтоки и золотой листок от погребального венка так же могут быть отнесены к указанному временному периоду. Костяные наконечники, судя по всему, в такой морфологии были встречены впервые. Таким образом, мы можем констатировать, что для определения даты совершения погребения материал из склепа малоинформативен. В этой связи целесообразно обратиться к материалам поминального комплекса. Как уже было сказано выше он содержит материал рубежа IV-III вв. до н.э. – начала III в. до н.э., а амфора № 2 Объекта № 7 дает еще более узкую дату –  90-е – 80-е гг. III в. до н.э. Судя по всему этим же временем и следует датировать склеп.           Сложнее с этнической атрибуцией комплекса. То, что его строили греки, у нас сомнений нет. Но вот для кого? Мы можем только предполагать. По нашему мнению в склепе мог быть похоронен как эллин, так и представитель автохтонного населения, например синд. Напомню, что всего в нескольких километрах к северу находится и некрополь Вестника и Семибратнее городище и его курганные некрополи. Семибратние некрополи  традиционно считают синдскими, в чем я например сомневаюсь. И если с их этнической атрибуцией их еще предстоит разобраться, если конечно это возможно, то сейчас очевидно одно, что курганный могильник «Розы Люксембург 1» является еще одним погребальным аристократическим комплексом[5].


[1] При работе с амфорами нам активно помогал В.В. Улитин.  Спасибо.
[2] По устному сообщению В.В. Улитина, подобных опубликованных амфор нет, но похожей формы венцы, есть в Прикубанском могильнике (раскопки В.В. Бочкового в 1999 г., Н.Ю. Лимберис в 2000-2001 гг.).
[3] Склепы в Крыму явление значительно более распространенное, нежели на Тамани, в силу одной, главной причины – наличие надежного строительного материала – известняка. Однако, даже при некотором «изобилии» таких конструкций, полную аналогию склепа нам найти не удалось (что наверно не удивительно при столь разнообразном выборе архитектурных решений). По нашему мнению, морфологически очень близкий склепу кургану № 2 «Розы Люксембург 1» – гробница сооруженная приблизительно во второй половине IV – начале III вв. до н.э. в Крымском Приазовье (Масленников А.А., Ковальчук А.В., Супренков А.А., Бонин А.В., 2010, с. 185, 187).
[4] Перекрытый бревнами склеп так же был найден в курганном некрополе Фанагории (Фанагория, 2012).
[5] Во введении мы говорили, что на курганах могильника нами был обнаружен местный рваный камень, очень похожий на  камень заполнения склепа. Мы не исключаем, что и в других курганах «Розы Люксембург 1» находятся такие же погребальные конструкции, схожие с исследованным нами склепом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


7 − два =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>