Home » конференции, Музеи, Научные организации, Новости, Персоналии » Доклад Ж.К.Курманкулова, Е.В.Переводчиковой и С.Б.Болелова в Музее Востока

Доклад Ж.К.Курманкулова, Е.В.Переводчиковой и С.Б.Болелова в Музее Востока

 

Ж.К. Курманкулов Институт археологии им. А.Х. Маргулана, Алматы, Республика Казахстан

Е.В. Переводчикова Государственный исторический музей, г. Москва, РФ

С.Б. Болелов Государственный музей Востока, г. Москва, РФ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ К РАННЕЙ ИСТОРИИ ГОРОДИЩА ЧИРИК-РАБАТ

Презентация. Чирик-Рабат. Презентация. Чирик-Рабат.

Городище Чирик-Рабат, находящееся в 300 км к юго-западу от г. Кзыл-Орда, расположено на возвышенности, на берегу сухого русла Жаны-дарьи и окружено крепостными стенами. Значительную часть верхней террасы Чирик-Рабата, в пределах оборонительных стен, занимают курганы и наземные погребальные сооружения V–II вв до н.э. Их доминирующее положение на памятнике дает основание предполагать особый статус этого городища среди других укрепленных поселений Чирик-Рабатской культуры. Одной из основных задач исследований на городище является выявление и характеристика культурных слоев и построек раннего периода, не связанных с погребальными сооружениями, если таковые были.

Южная часть Чирик-Рабата вторично обживалась в эпоху средневековья, тогда же здесь была построена прямоугольная в плане цитадель. Наличие на этой части городища древнего культурного слоя установлено в ходе работ Хорезмской археолого-этнографической экспедиции 1957–1960 гг. В стратиграфическом раскопе рядом со стеной цитадели были обнаружены строительные остатки IV–II вв. до н.э., относящиеся к двум строительным периодам. В результате было выявлено по крайней мере два периода существования городища на ранней стадии.

В 2008–2011 г. Чирик-Рабатской экспедицией Института археологии им. А.Х. Маргулана под руководством Ж.К. Курманкулова вскрыт участок культурного слоя чирик-рабатского времени в ЮЗ части средневековой цитадели. Слой залегал под пахсовой платформой цитадели средневекового города. Плохая сохранность построек в верхней части раннего строительного горизонта свидетельствует о том, что строительные конструкции и культурные слои этого периода долгое время находились в открытом состоянии.

Несмотря на это, удалось получить некоторые данные об изменении планировки в конце чирик-рабатского периода жизни городища.

В пределах раскопа, на расстоянии 3 м друг от друга, обнаружены две параллельные каркасные стены с ямками от столбов квадратного сечения, идущие в направлении СВ-ЮЗ. Стены открыты на расстоянии более 9 м. Никаких следов поперечных стен между ними не обнаружено. Вместе с тем зафиксированы крупные конструкции, стенки которых представляют собой невысокие глиняные валики и некие легкие каркасные сооружения. Здесь же расчищены прямоугольные в плане печи или очажные сооружения. Все это позволяет предполагать, что здесь открыта часть большого, возможно, хозяйственного, двора.

На этом же участке раскопа, сильно размытого и частично перекрытого слоями супесчаных натеков, обнаружена яма, оставленная основанием колонны размерами 80х80 см. В отличие от направления стен, она ориентирована по сторонам света. Похожие ямы, но худшей сохранности были найдены за стеной двора.

Таким образом, факт существования как минимум двух периодов жизни на городище в древности дополняется наблюдением о смене планировочных концепций в конце чирик-рабатского периода существования памятника. Пока не удалось проследить ни стен, ни полов более ранней планировки – это дело будущих раскопок. Однако расположение основания колонны позволяет говорить о том, что более ранняя планировка была ориентирована по сторонам света, а построенные потом стены имеют направление. Они ориентированы на большие курганы, расположенные в северной части памятника. Такую же ориентировку приняли и строители средневековой цитадели. Возможно, им была известна последняя планировочная концепция древнего периода.

Культурные слои, относящиеся к первому периоду жизни памятника, были обнаружены также за стеной цитадели на глубине 1,8 м от ее верха, где на участке, замощенном сырцовыми кирпичами, обнаружена серия небольших округлых в плане ямок, возможно, это гнезда от вертикальных стоек.

В ходе раскопок получен немногочисленный, но весьма выразительный керамический комплекс, по стратиграфическим данным, безусловно, относящийся к раннему периоду жизни городища.

По способу изготовления вся керамика подразделяется на две группы: посуда, изготовленная на гончарном круге быстрого вращения, и посуда, изготовленная от руки и подправленная на гончарном круге.

Находки фрагментов сосудов первой группы единичны. Все они сформованы из глины хорошего качества с незначительными примесями извести и, в меньшей степени, хорошо измельченного шамота.

Обращает на себя внимание фрагмент стенки крупного гончарного сосуда, возможно, фляги, на внешнюю поверхность которого до обжига был нанесен рисунок. Сохранилась только нижняя часть, как можно предполагать, фигуры птицы с длинным хвостом. Фрагмент по-своему уникальный, во всяком случае, ничего подобного в керамических комплексах Чирик-Рабатской культуры не встречалось. Изображение птицы можно рассматривать как прямое местное подражание хорезмийским флягам с оттиснутыми рельефами на плоской стороне, где иногда изображались пернатые (Кой-Крылган-кала). Можно также отметить небольшой фрагмент красноглиняного кувшина, снаружи покрытого плотным красным ангобом, с отогнутым, подтреугольным в сечении, слабо профилированным венчиком. По технологическим и морфологическим признакам данный кувшин находит себе прямые аналогии в комплексах последней трети I тыс. до н.э. земледельческих областей Средней Азии, прежде всего, Хорезма.

В количественном отношении в комплексе, безусловно, преобладает керамика второй группы, где ведущими формами являются горшки и кувшиновидные сосуды без ручки с невысокой горловиной. По параметрическим признакам эти сосуды достаточно близки между собой и находят прямые аналогии в керамических комплексах Чирик-Рабатской культуры. Кроме того, большая часть этих сосудов, прежде всего горшки и кувшиновидные сосуды, определенно схожи с керамикой из курганов раннесарматского времени в южном и юго-восточном Приуралье и южном Зауралье.

Характерной особенностью керамического комплекса из ранних слоев Чирик-Рабата является полное отсутствие в нем керамики, изготовленной в подражание эллинистическим образцам. Отметим, что присутствие эллинистических форм керамики, прежде в группе столовой посуды, является характерной чертой Чирик-рабатского керамического комплекса в целом. Традиционно это объясняется влиянием эллинизированных областей юга Средней Азии, в большей степени Согда. Эллинистические формы посуды появляются в низовьях Сырдарьи не ранее начала III в. до н.э. Таким образом, отсутствие в комплексе этих сосудов может служить хронологическим индикатором. Следовательно, комплекс, полученный из нижних культурных слоев Чирик-рабата, следует датировать в пределах IV в. до н.э., не исключая при этом рубежа III–IV вв. до н.э.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


один + = 8

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>