Home » конференции, Музеи, Новости » Доклад А.И.Торгоева, В.А.Кольченко, Е.А.Кий, А.В.Кулиша

Доклад А.И.Торгоева, В.А.Кольченко, Е.А.Кий, А.В.Кулиша

Продолжаем публикацию презентаций докладов с конференции «Древние цивилизации Центральной Азии», успешно завершенной 10 декабря 2014 года в стенах Государственного Музея Востока. Предлагаем Вашему вниманию доклад А.И.Торгоева, В.А.Кольченко, Е.А.Кий, А.В.Кулиша «Буддийский монастырь городища Красная Речка (некоторые итоги работ 2010-2013 гг.)» Краснореченский храм Презентация доклада  — Краснореченский храм

А.И. Торгоев Государственный Эрмитаж, г. Санкт-Петербург, РФ

В.А. Кольченко Институт Истории и Культурного Наследия НАН КР

Е.А.Кий Государственный Эрмитаж, г. Санкт-Петербург, РФ

А.В. Кулиш Государственный Эрмитаж, г. Санкт-Петербург, РФ

БУДДИЙСКИЙ МОНАСТЫРЬ ГОРОДИЩА КРАСНАЯ РЕЧКА

(НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ РАБОТ 2010–2013 ГГ.)

С 2007 г. Государственный Эрмитаж совместно с коллегами из Кыргызстана возобновил исследования известного городища Красная Речка, расположенного в Чуйской долине в 36 км восточнее Бишкека. Памятник является самым крупным по масштабу средневековым городищем в Чуйской долине и состоит из пяти частей: цитадели, двух шахристанов, южной и западной пристроек и обширного рабада, опоясанного длинными оазисными стенами.

В южной пристройке расположен комплекс сооружений с высоким коническим холмом в центре, окруженный с трех сторон обвалованными постройками. С восточной стороны перед доминантным холмом стоят два соединившиеся полами больших холма. От центрального холма они отделены ложем арыка. Северный холм с 2010 г. стал объектом наших раскопок. Севернее его расположена площадка, на которой мог бы располагаться третий холм, который, в свою очередь, мог бы замыкать обвод центрального массива. Однако разведочные работы 2012 г. выявили на этой площадке лишь слой современного разрушения, перекрывающий тонкий лессовый слой без остатков сооружений. Не исключено, что третий холм имелся, но был полностью срыт во время раскопок В.В. Радлова или позже, когда углублялось русло арыка.

В результате работ выяснилось, что на объекте под верхним строительным горизонтом сохранились остатки буддийского храма. Таким образом, весь комплекс, ранее считавшийся зороастрийским храмом, на раннем этапе уверенно можно интерпретировать как самый крупный в Семиречье буддийский монастырь. Надо полагать, что центральный конический холм скрывает остатки ступы.

Храм представляет собой отдельно стоящее прямоугольное в плане здание размером 22,4х19,5 м вытянутое по линии С-Ю. Вход в него находился с востока. В строительной истории здания удалось выделить три периода, о которых будет сказано ниже. Его планировочной основой является почти квадратное помещение – целла размером 8х7,3 м, слегка вытянутое по направлению В-З. Целла окружена обводом из коридоров шириной 1,7-2 м. Восточный коридор разделен на три отсека: центральный, который фактически является вестибюлем перед входом в целлу, северный и южный. Последние два отсека отделены от вестибюля выступающими пилонами, которые, видимо, были устоями входных арок. Вестибюль размером 7х1,8 м вытянут в направлении С-Ю. Условной границей целлы и вестибюля могут считаться торцы суф в святилище, вытянутые в одну линию с пилонами проходов в северный и южный отрезки восточного обводного коридора. При последней перестройке (третий строительный период), по линии торцов суф между стенами святилища была построена стенка толщиной в полкирпича, тем самым вестибюль фактически отгораживался от целлы. В здание попадали через вестибюль по подъему шириной не менее 6,4 м, находившемуся с восточной стороны на протяжении всего периода существования храма. В первый период подъем был лестничный, позднее он, вероятнее всего, стал пандусом. Высота подъема была чуть более 1 м – такова общая высота платформы из сырцового кирпича, на которой был построен храм.

Внутри целлы вдоль северной и южной стен располагались уже упомянутые суфы шириной 1 м. Такие же суфы находились у пьедесталов скульптур, расположенных вдоль западной стены.

В середине западной стены находится алтарная ниша длиной 1,4 м и шириной 1,05 м. В боковых ее стенах на некоторой высоте от пола устроены симметричные нишки, разгороженные на два отсека перегородками, а у торцевой стены расположена скульптурная композиция. Торцы перегородок нишек, вероятнее всего, были оформлены в виде полуколонок, украшенных штампованным орнаментом из перлов и пояска ромбов. Нижняя часть полуколонок, возможно, имела расположенное у основания «яблоко». Можно полагать, что в этих нишках стояли светильники, и, вероятно, они также могли использоваться как места, куда прихожане могли складывать свои подношения.

В центре скульптурной композиции находилась фигура сидящего Будды размером шириной 1,54 м. Скульптура сохранилась in situ на высоту 0,7 м, что составляет около 1/3 торса. Она покоится на пьедестале, находящемся на уровне основания нишек. Покрытые одеянием со складками ноги фигуры скрещены в позе лотоса и сохранились почти полностью. Ступни также сохранили свои очертания, однако поверхностный слой утрачен. На левом бедре фигуры лежит предплечье левой руки с ниспадающими вниз складками одеяния, заканчивающегося волютами. Кисть этой же руки, отколовшаяся в запястье по месту соединения, не сохранилась. На ногах скульптуры ниже живота проходит рельефная, относительно широкая полоса – возможно, складки спадающего одеяния. Под ногами скульптуры, на постаменте, находятся две рельефные полосы какого-то одеяния (ленты?). В месте скрещения коленей эти полосы сходятся, образуя пальметтовидный узор.

С правой стороны от центральной скульптуры были расчищены остатки ног (ступней) предстоящей фигуры (вероятно, бодхисаттвы). С левой стороны, видимо, также существовала фигура предстоящего, но это место в значительной части было разрушено большой норой.

Перед постаментом скульптуры залегал практически сплошной скульптурный завал, в котором вперемешку лежали детали интерьера ниши, большой скульптуры Будды и предстоящих фигур.

В целле у западной стены, по обе стороны от алтарной ниши, располагались постаменты для пристенной скульптуры. На южном постаменте в 2012 г. были расчищены остатки плохо сохранившейся скульптуры. Не исключено, что персонаж, вероятно, сидящий на подушках, мог являться какими-то охранителем.

Рядом с постаментом был расчищен упавший грудью вниз крупный фрагмент торса. Он был украшен барельефом в виде двух пар лент, скрещенных по диагонали в центре. На лентах показаны прямоугольные бляшки, от которых отходят бубенцы. Место скрещения занято рельефным изображением морды Киртимукхи.

В 1,5 м севернее торса залегал крупный фрагмент ствола трехчетвертной полуколонны, украшенный рельефом и живописью. Роспись сугубо орнаментальная. В орнаменте – в пальметтах, в облаковидных мотивах, фестончатых розетках – чувствуется большое влияние буддийского искусства Восточного Туркестана. Фрагменты штампованного раскрашенного декора из необожженной глины встречались в заполнении и натеках над полом. В этих же натечных слоях удалось зафиксировать и снять фрагменты росписей, сильно пострадавших от нахождения в переувлажненной среде.

На южной стене святилища, перед постаментом для скульптуры у западной стены, in situ сохранился единственный фрагмент живописи длиной 1,1 м и шириной не более 18 см. На светло-палевом (слегка желтоватом) фоне видны следы тонких красных линий, описывающих контуры лотосового престола. На нем изображен сидящий Будда, от которого сохранилась только нижняя часть. Справа от изображения Будды видно большое пятно синего цвета в круглую «крапинку» цвета фона. Зафиксировано совершенно точно, что росписями был покрыт северный коридор, а в последний период – и западный. В этих коридорах на стенах in situ были зафиксированы мелкие участки белой ганчевой штукатурки с очень слабыми остатками смытых пигментов. В завале северного коридора был найден относительно хорошо сохранившейся двуслойный фрагмент настенной росписи.

В заключении краткой характеристики остатков храма следует остановиться на его строительной истории.

В первый строительный период постройка была, совершенно очевидно, П-образной в плане, открытая целиком с восточной стороны. Стены этого периода были сложены из сырцового кирпича размером 40х40х10 см и 51х26х10 см. Это единственный из известных случаев использования квадратного кирпича «античного» стандарта в Семиречье. В середине западной стены был устроен проход шириной 2,25 м. Обходных коридоров на этом этапе еще не было. Мощные стены, по 2 м толщиной, очевидно, нужны были для установки какого-то сложного деревянного перекрытия. Здесь важно отметить, что наш объект стоит на одной оси (по линии В–З) с доминантным коническим холмом комплекса, и создается впечатление, что этот широкий проход мог какое-то время быть центральным проходом к ступе. Отсутствие обходных коридоров также говорит о том, что постройка задумывалась изначально не как храм, а как портал с обширным крытым портиком при входе.

Второй строительный период характеризуется собственно появлением храма. В этот период проход к ступе закладывают, и в нем устраивают алтарную нишу, преобразовав айван в целлу. Появляются обводные коридоры и вестибюль. Новый проход во двор монастыря к ступе устраивают из северного обходного коридора. В этот период в храме появляется богатое убранство интерьера в виде живописи и скульптуры.

В третий строительный период происходит подъем пола в обводных коридорах, часть ранней скульптуры при этом оказывается уже в завале. Определенно в это время происходит побелка обходных коридоров, по которой наносят последние по времени росписи, выполненные преимущественно синей и красной краской непрофессиональным художником. В этот период ранее действующий проход к ступе в северном обходном коридоре уже не функционирует, а новый устраивают почти в центре внешней стены западного обводного коридора.

Вопрос датировки храма является наиболее проблемным. Датировать первый период из-за крайней малочисленности материала сложно. Маловероятно, что он может датироваться ранее начала VIII в., так как нигде на городище не удается выделить слои более раннего времени. В растворе между кирпичами обводных галерей были найдены фрагменты керамики, аналогичные керамике ранних слоев на центральном четырехугольнике (малом шахристане) и крупная тухусская монета. Последнее прямо говорит о том, что второй строительный период – собственно время появления храма – может быть датирован пока довольно широко в рамках середины VIII–IX вв.

В натеках над полом и на полу святилища найдены преимущественно мелкие фрагменты керамики, относящиеся к Х – началу XI в. Фрагменты такой же керамики (венчики хумов и тагора) найдены на полу третьего строительного горизонта. Очевидно, что храм в это время еще функционировал по назначению.

Следы более позднего обживания, уже руин здания, зафиксированы в западном обходном коридоре. Расчищен вырубленный в стене очаг и участок пола, перекрывающий пол третьего строительного горизонта. Пол периода спорадического обживания перекрывал завал стен коридоров, упавших большими блоками, и, возможно, рухнувших в результате землетрясения. По находкам фрагментов поливной керамики и обломкам стекла этот последний горизонт обживания руин должен относиться ко времени не ранее середины XI – начала XII в.

Во всяком случае, сейчас совершенно очевидно, что буддийский монастырь на городище Красная Речка функционировал еще при первых караханидах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


− 6 = три

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>